Помощь при измене

«Солнышко наше, Наталья Ивановна. Спасибо, что Вы есть. Помогите мне в горе моем.

С мужем живу 14 лет, детей нет. Муж не разрешал рожать, пока учился, потом хотел, чтоб на ноги встали. Все аборты делала, грешила ради него, чтоб угодить. Бог больше не дал детей, наверное, решил, что хватит души невинные губить.А как объявили мне, что детей больше не будет, мужу вынь да подай дитя. Опять же причина: "Детей нет, уйду".

Стал гулять открыто. Но, правда, не подолгу, месяц с одной, месяц с другой. Пока не нашел на себя узду. Прибежала я как-то с работы, готовлю обед, звонок, смотрю в глазок, стоит женщина.

Спрашиваю через дверь:

-   Вам кого_

Слышу:

-   Люда, открой.

Раз имя назвали, открываю.Заходит молодая женщина, красивая, ничего не скажешь, и одета дорого, шуба норковая.

-   Мне, - говорит, - поговорить нужно с вами.

Села и начала мне душу мотать.

-   Я, - говорит, - люблю Андрея, а он меня.

Я слушаю, не перебиваю. Она выговорилась и спрашивает:

-   Вы почему молчите_ Разве вас не трогает, что ваш муж меня любит, а я его_ И фактически он от вас не сегодня, так завтра уйдет.

-   Нет, - говорю по возможности спокойно. Хотя какой тут может быть покой. - Он у меня 14 лет гуляет, и не вы первая приходите ко мне с такими разговорами. Надеюсь, даст Бог, и эта его любовь пройдет.

Тогда моя соперница встала и ушла . Дрожь меня била, и капли я пила . Вечером рассказала мужу, а он засмеялся и говорит:

-   Нет, это не та женщина, из-за которой мы можем расстаться . Были ведь и лучше, правда_ И вообще, как бы с тобой ни ссорились, все же вряд ли разойдемся.

А я ему говорю:

-   Так ты же ребенка хочешь.

-   В 45 уже нет особого желания, - сказал он. - Если честно тебе сказать, Люда, от меня уже было столько абортов, пока я гулял от тебя, если бы мне нужен был ребенок, то давно бы уже был. Никто из них твоего ногтя не стоит, вон ты какая у меня.

И он так хорошо, по-доброму на меня посмотрел, что я заплакала.

-   Зачем же ты, милый, тогда гуляешь_ Я ведь себе все здоровье испортила в переживаниях о тебе.

-   А черт его знает. Мужик ведь я. Когда-нибудь прижму зад. Не плачь. Я люблю тебя.

Прошла неделя и вторая, и опять звонок в дверь.

Смотрю в глазок, она. Не хотела пускать, но женское взяло верх: зачем пришла и что скажет_ Снова гостья села, а я в этот раз спокойная почему-то, все его слова в голове: "Не та это женщина, чтоб нас разлучить могла". А она удивленно меня разглядывает, видно, приметила, что расцвела я. Много ли нам женщинам надо, муж приголубил - мы и счастливы, и жизнь в радость.

-   Ну вот что. Я ведь пришла по-хорошему последний раз поговорить. У меня дача от бабки осталась, так я ее мастеру подарила, взамен тебя и твоего мужа, - начала она.

-   А я здесь при чем_ - спросила я.

-   А при том. Сделает она из тебя за мою дачку такую крокодилицу, что он рядом стоять не сможет, рвать его будет от отвращения, как будто глаза видят кучу говна с глистами. Не дай мне грех взять на душу, добром прошу. Зачем он тебе_ Мало он тебе крови попортил_ Найди себе мужика и живи.

-   Мне и свой не надоел. Иди отсюда, - сказала я.

Куда делось мое спокойствие_ Я кричала и плакала.

Уходя, она мне бросила:

-   Неделю жду, слышь_ Неделю!

Конечно, я не выгнала его и сама не ушла. Но через две недели заболел у меня бок . Отвезли на УЗИ, не поймут врачи, что у меня. Убрали аппендикс, приступы не ушли. Еле по дому двигаюсь, но все же стараюсь готовить, стирать, убирать. Пошла за хлебом, в почтовом ящике что-то лежит. Достала, смотрю - фото мое с проколами большой иглой на животе.

Муж пришел, я ему фото, вот, мол, смотри - это она со мной творит. Он взял фото и ушел . Пришел злой, ты, говорит, сама фото проткнула, выставила меня на смех. Это твои, говорит, штучки, чтобы я туда не ходил. Видно, она ему что-то внушила, он такой лютый, лучше промолчать. Через несколько дней разболелись ноги: хрустят, ноют, ни сидеть, ни стоять, ни ходить - чисто инвалидка в 35 лет. Мысли меня привели к почтовому ящику: и вправду там фото, и на нем ноги проколоты. Кое-как поднялась в квартиру.От страха ни мыслей, ни желания двигаться. И фото нет смысла ему показывать, не поверит, опять скандал будет. Еще через пару дней руки заболели, вроде мне их вывернули, подломили. К почтовому ящику не пошла, побоялась. Тут очередь подошла моей бедной головы, болит и колотит в висках. Вызвала «скорую». Давление нормальное. Кто в душу заглянет, кто прочувствует боль мою_ Ведь не знает рядом сидящий, что болит у тебя, а с виду все ладно. Думала в аду так мучают, так больно было.

Пришла подруга, я плачу и все рассказываю, фото показываю . Она спустилась к почтовому ящику и приносит две фотокарточки, на одной проколы головы, на другой - рук . Пришел муж, подруга попыталась ему объяснить про фото, а он ей: "Что ты ей веришь, она сама фото истыкала . У нее уже крыша едет. И я, как дурак, ходил с фоткой разбираться, людей насмешил".

Через неделю меня было невозможно узнать . Лицо, руки, шея покрылись мокнущей экземой .Впечатление ошпаренного мяса, сочится сукровица и отслаивается кожа.

Муж ушел. Я езжу по бабкам, и все без толку. Однажды не вытерпела и пришла к ней с поклоном. Сил моих не было. Тело зудится, платье присыхает, отдираю с мясом.

-   Ты забрала моего мужа. Верни мне здоровье.

-   Нет, не верну. Вдруг он опять к тебе вернется, когда выздоровеешь. А я ведь дорого за это заплатила.Дача-то моя 60 миллионов по оценке была. Я тебя добром просила, срок тебе, как добрая, давала. Ты же уперлась. Вот и получай свое. Я тебе Андрея не верну.

-   Если не вернешь мне здоровье, наложу на себя руки, - сказала я.

А она захохотала.

-   Туда тебе и дорога, - говорит. - И чем быстрей, тем лучше, мне спокойней будет.

Еду от нее в транспорте, все, как от чумной, отодвигаются. Каждый ведь боится заразиться.

Однажды окликнул меня продавец книг и сказал:

-Женщина, возьмите вот эту книгу, она целительницы Степановой. Я по этой книге брата от наркомании вылечил.

Денег с меня не взял, наверное, решил, что я заразная. Я решила, что если вы мне не сможете помочь, то и вправду пора уйти, чего так мучиться».

Людмила С. здорова. Муж Андрей вернулся к ней и, полагаю, навсегда. Сегодня я даю хороший заговор от измены. Делают его 21 октября, кроме високосного года. Откалывают щепки топором от сухого пня, кладут вместе с щепками мох и листья мертвого папоротника (найдите сухой). Зажигают костер,бросают в огонь мужнюю рубаху и читают на дым 7 раз.

Губы мои замок, язык мой ключ. Заговариваю я раба Божьего (имя): от измены и от блуда по всяким молодицам, замужним и вдовицам, от ласковых рук, от жадных губ, от их призорки и приворотки, от зазывов и призывов, от постелей пуховых, подушек перовых, от кубков с вином, от женской крови, от золы четверговой, от всякой измены, от всякого блуда. Дело мое - замок, язык мой - ключ, камень - алтарь горюч. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.